г. Дружковка, ул. Соборная 22 +3 8(099)-501-79-84 dr.dru@ukr.net

Великая Победа в экспонатах историко-художественного музея

 ВТОРАЯ МИРОВАЯ И СЛАВЯНСКИЕ НАРОДЫ

«Великая Отечественная». Такое название самой страшной войны ХХ века сейчас заменено на общепринятое в мире – Вторая мировая. Да, в этой войне приняли участие многие  страны мира, но есть одно весомое обстоятельство.

   Конечно, кому-то не по нраву термин «Великая Отечественная», но исторически он оправдан. Сейчас другие флаги, другие гимны, другие представления об общечеловеческих ценностях. Жизнь круто изменилась. В демократическом обществе человек может сам решить, насколько ему хорошо или плохо на родине. Может уехать за рубеж в поисках лучшей доли или остаться на родной земле…Историю переписывают, существуют варианты учебников, меняется терминология, подходы, и я, как историк, имею право на аргументированные размышления на эту тему.

  Начну с того, что каждый славянский народ вправе назвать и считать для себя эту войну отечественной, потому что именно славянским народам, в отличие от других европейских народов, фашизм нёс нечто иное. Капитуляции, аннексии и контрибуции планировались, с точки зрения гитлеровцев, для «цивилизованных» англичан, французов и прочих. 

  Славянские же народы, согласно гитлеровским директивам, должны были исчезнуть с лица земли, а вместе с ними и сама память о славянах. Такой подход уходит корнями в древнюю историю. Ещё со времён крестовых походов немецкая военная колонизация почему-то была направлена исключительно на восток. Очень сильно страдали от германских военных натисков земли чехов, словаков, поляков. Жителям новгородских и полоцких (белорусских) земель также  приходилось всегда быть начеку. «Псы-рыцари» могли нагрянуть в любой час.

  Шло время… Накануне Первой мировой войны германский кайзер Вильгельм ІІ признался: «Я ненавижу славян. (Вставлю примечание – речь идёт не о каких-то конкретных славянах, а о славянах в целом). Я знаю, что это грешно. Но я не могу не ненавидеть их». Разница в том, что накануне Второй мировой, перед началом вторжения на наши земли, Гитлер и его приспешники ненавидели славян и другие «неполноценные народы», не задумываясь, грешно это или нет. Так что война каждого славянского народа за своё ОТЕЧЕСТВО началась во Вторую мировую.

  Разве поляки могут отрицать исторический факт, что их государство в сентябре 1939 году исчезло с политической карты мира? Они почувствовали, что пребывают на своей земле временно, увидев   надписи на трамваях и кафе «Только для немцев». Так началась фашистская оккупация Польши. Потом появились лагеря смерти, о которых известно очень много. От каждого времени остались злые шутки и «чёрные» анекдоты. Приведу популярный анекдот немецкой лагерной охраны. Поляк заблудился в концлагере и обращается к немцу-охраннику: «Не могу найти отсюда выход. Как можно выйти?». Охранник, указывая на крематорий, отвечает: «Выход есть. Для вас вон через ту трубу. Видишь: валит дым – ваши уже выходят».

  В Катынском лесу палачи сталинского НКВД убивали сотнями польских военных. Все знают, что гитлеровское нападение на Польшу сочеталось с «освободительным походом» на польские земли советских войск под командованием маршала Семёна Тимошенко. Попавших в советский плен польских офицеров, подыгрывая Гитлеру, сталинское руководство «пустило в расход». Гитлер радовался разыгравшейся славянской трагедии. Он потирал руки: «Мне удалось их стравить. Поляки никогда не забудут, не простят российским советам того, что произошло». Это так. История злопамятна. И сейчас злая память нередко чёрным пятном появляется в российско-польских отношениях. Это лишь один из примеров исторического прошлого.

  Воплощение плана «OST» началось 22 июня 1941г., одновременно со стратегической операцией «Барбаросса». Так что для народа Украины, как и других народов бывшего СССР, эта война была великим сражением за Отечество, за то, быть украинцам на белом свете или сгинуть навсегда. Понятие «Вторая мировая» слишком удалённое для нашего сегодня. Оно как бы уводит нас в нечто очень далекое, чуть ли не во времена Столетней войны. Но война с гитлеровским фашизмом рядом с нами. Она пока в нашей памяти. 75 лет для истории - малый срок. Вот я листаю семейный альбом, а на меня с фотографий 1941 г. смотрят родные братья моего отца. Они воевали и погибли, как миллионы других солдат, чтобы гитлеровский план «OST» не состоялся. Благодаря их самопожертвованию, живу я, и не только я. У половины моих земляков, даже довольно молодых, если они углубятся в свою генеалогию, кто-то из родственников испытал на себе ту войну. У кого - дядя, у кого - дед, бабушка или прадед. Кто-то погиб, кто-то стал известным героем, кто-то был в рядах партизан, кто-то был угнан в Германию, а есть и те, кто прошёл через ужасы фашистских лагерей смерти. И к юбилейному Дню Победы над гитлеровскими захватчиками мы имеем самое что ни на есть прямое отношение, потому что наши родственники - близкие или дальние - дали нам возможность быть на своей земле и состояться как личностям. Дали ценой своей жизни. Пусть на сегодняшний день мы живём не в очень счастливой стране, но следует добавить для скептиков - она не худшая на планете. 

  Мы должны быть благодарны стойкому поколению «сороковых». Дата 9 Мая – праздник и скорбь, которые всегда с нами. Так говорят. И это правильно.

 ЗОЛОТЫМ ПЕРОМ - О ПОДВИГАХ ДРУЖКОВЧАН

 Так случилось, что территория нашей Родины оказалась захваченной гитлеровскими оккупантами. Патриотически настроенные люди боролись с врагом и в оккупированной Дружковке. О них много написано, особенно о подпольщиках. Казалось бы, мы всё знаем, зачем повторяться. Одно и то же читать будет неинтересно. Подпольная группа Павла Гребенюка известна всем жителям города, неравнодушным к нашему историческому прошлому. Люди пожилого возраста знают эту молодёжную организацию под названием «Ленинская искра». Я хочу рассказать о том, что не всем известно, точнее, о людях, которые вернули имена погибших героев из забвения. Скептически настроенные люди могут сказать, что эту организацию придумали, как и её идеологическое название. Однако они ошибаются.

...В сентябре 1943 г. война из нашего края уходила навсегда.  Многим молодым людям выпадала единственная возможность реабилитировать свое пребывание на оккупированной территории - вступить в ряды советских войск. Армия шла на запад, где предстояло гнать врага с территории Украины. На сборный пункт пришёл записаться Андрей Макухин. Его родители до войны были известными в городе людьми. Во время записи Андрея арестовали офицеры «СМЕРШа» и отправили в Артёмовск (ныне Бахмут). На суде его обвиняли как пособника фашистов и предателя. Две женщины из Дружковки - мать и дочь Серафимовы - пытались поведать суду о том, как предатель выдал подпольную организацию. Макухин защищался, и выяснилось, что у обвинителей тоже не всё в порядке с репутацией, чтобы обвинять. Муж Серафимовой-младшей оказался дезертиром, состоял на учёте в немецкой комендатуре. Показания свидетельниц, муж и зять которых запятнали себя дезертирством, никакого впечатления на суд не произвели.  Чётко стало известно лишь одно: сержант Макухин – дезертир. Все остальное «скрылось в тумане». В деле А. Ф. Макухина, уроженца Дружковки, 1918 г. р., хранящемся в Донецком областном архиве, нет сведений о подпольной группе и её действиях. Бывший сержант был приговорён к расстрелу 27 апреля 1944 г. Приговор был приведён в исполнение 7 августа 1944 г. Однако, исходя из приведённых дат, расследование по делу Макухина тянулось довольно продолжительно. Расстрелян он был как обычный дезертир. Таких, как он, было много.

  Как относились в сороковые годы к подпольным группам и партизанским отрядам, которые создавались без высшего указания сталинских «верхов»? С такими патриотическими группами сталинское руководство не считалось. Гибель людей, находящихся вне зоны партизанского штаба и высшего контроля, не рассматривалась. Их считали жертвами фашистского террора. Так что дружковским подпольщикам погибшим в начале 1942 г., грозило полное забвение.

  В период хрущёвской «оттепели» из лагерей были выпущены многие, поспешно осуждённые. Народ почувствовал себя смелее. Вот тогда, в 1956 г., в аппарат УКГБ Дружковки обратилась группа граждан с устными заявлениями о том, что в годы войны в городе существовала подпольная патриотическая группа. Гражданка Махонько сообщила о хранящемся у её дочери Надежды фашистском объявлении «К населению Дружковки», напечатанном на русском языке, где были указаны фамилии тех, кто помогал «русскому шпиону Гребенюку Павлу». Все люди, захваченные с Гребенюком, были расстреляны. Под № 6 был самый молодой – 16-летний Александр Махонько. Была указана дата исполнения приговора – 28 февраля 1942 г.

  B 1958 г. к дружковскому писателю Григорию Стеценко обратился офицер контрразведки Алексей Швецов с просьбой написать повесть о молодых людях, которые, по его убеждению, были настоящими героями. Григорий Афанасьевич в годы войны находился в оккупированном Львове. Работал в немецкой газете, за что был осуждён. К этому времени Стеценко провел 8 лет в ГУЛАГе. Был амнистирован и восстановлен в членстве Союза писателей Украины лишь в 1992 г., за два года до смерти. Работал кочегаром в ЖКО машзавода. У него был псевдоним С. Гриценко. Под этим псевдонимом редакторы газет и журналов печатали его рассказы и повести. Писать он умел очень хорошо, завораживающе. Талант оставался при нём. Лагеря его не сломали, он не скатился на дно. Возможно, своей стойкостью он и понравился Швецову. Идея создания будущей повести исходила от этого офицера – участника прошедшей войны, служащего в органах государственной безопасности в городах Макеевке и Дружковке.

  Стеценко начал работу с населением – с теми людьми, кто знал и помнил подпольщиков. Все очевидцы указывали на предателя подполья А. Ф. Макухина. Он был в рядах подпольщиков, получал от Павла задания, стремился быть лидером группы. Часто говорил: «Не только ему нами командовать». Оставшиеся в живых подпольщики Ф. Мирошниченко и Б. Беличенко подтвердили, что благодаря мужеству и стойкости Павла на допросах в комендатуре они остались живы. Об этих подпольщиках Макухин не знал, так же, как и другие, кто мог выдать. Опрашиваемые дружковчане предоставили писателю фото подпольщиков - девушек и парней. Не было только фото самого Гребенюка, имелся лишь его словесный портрет.

  На помощь Григорию Стеценко пришёл писатель и редактор газеты «Дружковский рабочий» Александр Кашкаров (псевдоним К. Александров). Он начал поиски жены Павла Гребенюка.

 Александра Гребенюк оказалась жительницей Андижанской области Узбекистана. От неё А. Кашкаров получил известное нам фото Павла Гребенюка в военной форме курсанта Калининского военного училища химической защиты. Также Кашкаров получил от Александры справку из Комитета госбезопасности о том, что воентехник 2-го ранга П. И. Гребенюк пропал без вести на фронте. Службу он начал в Одесском военном округе.

 К поисковой работе подключился Леонтий Колесник (псевдоним Громов) подполковник в отставке. На страницах газеты «Дружковский рабочий» он много писал о подпольщиках. Эта тема заинтересовала многих неравнодушных к истории города людей.

 Благодаря инициативе и усилиям дружковских газетчиков и писателей, о молодёжной подпольной организации узнала вся страна. Сначала были очерки и статьи в местных и областных газетах, а потом на всю четвёртую полосу был помещён рассказ «Непокорённые» во всесоюзной газете «Комсомольская правда» (30 апреля 1963г.)

  Эта публикация произвела настоящий фурор. Рассказ был написан не дружковскими писателями - автором стал А. Пальм, журналист областной газеты.

  Важно, что газету читала вся страна. Наш город получил известеность. Это был рассказ, полный могучего героического накала, очень эмоциональный. Именно на страницах этой всесоюзной газеты, в силу тогдашнего идеологического воздействия на умы людей, было прочно закреплено название для подпольной группы - «Ленинская искра». Так было решено в «верхах». Возражений быть не должно, да и кто бы мог, оспаривая такое решение, вносить поправки? Название подпольной организации было официально объявлено на весь Советский Союз.

  В 1964 г. в Дружковку из Узбекистана приехал Валерий Павлович Гребенюк, 23-летний сын командира подпольщиков. Он познакомился с городом, где погиб его отец, выступил перед молодёжью стальцеха на машзаводе. Затем посетил родственницу Чернооченко в Краматорске. Своей поездкой остался очень доволен,

  Так сын узнал подробности о судьбе отца. По воспоминаниям ответственного секретаря газеты «Дружковский рабочий» Бориса Хулапа, Валерий внешне очень походил на известного артиста, выходца из Краматорска Леонида Быкова. Когда волновался, слегка заикался и очень стеснялся этого.

   15 мая 1965 г. в газете «За горную технику» был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденами СССР партизан и участников подполья, действовавших на территории Донецкой области». В нём отмечены погибшие члены подполья (медали «За отвагу») и П.И. Гребенюк (орден Отечественной войны І степени (посмертно).  Орден был вручен Александре Яковлевне Гребенюк – вдове героя, которая больше не выходила замуж.

  8 мая 1968 г. в городском парке был открыт памятник героям «Ленинской искры» на средства учащихся и молодёжи, вырученные за сдачу металлолома и макулатуры. (Автор памятника скульптор В. Дубинин).

ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

   Памятник семья Валерия Гребенюка увидела в 1982 г. Валерий с женой были приглашены администрацией и профкомом Дружковского машиностроительного завода. Приглашение было подписано директором ДМЗ В.И.Кравцовым и председателем профкома В.С.Гируком. Это были незабываемые дни для Валерия и Антонины. Их хорошо приняли в пионерском лагере машзавода. Прозвучала песня о подпольщиках, написанная музработником лагеря Е. Лихачом. Ребята посвятили гостям целый концерт. Валерий поведал детям об отце, ответил на вопросы. Статья «Встреча с сыном героя» была помещена в газете «За горную технику» 25 августа 1982 г.

  Спустя какое-то время Валерий с женой переехали в Чечню. Валерий, получивший высшее образование в Ташкентском политехническом институте, был направлен в г.Грозный, где возглавил группу конструкторского бюро. Началась перестройка, подули злые ветры перемен. Уходила в прошлое советская эпоха. Национальные конфликты вспыхивали в Закавказье и территориях некогда братского советского Востока.  Дружковка сыграла спасительную роль для Валерия и его семьи. Из Грозного пришлось бежать ночью. Там было опасно оставаться. Вот отрывок из беседы с женой Валерия: «Возник вопрос: «Куда?». Валерий выбрал Дружковку. Я была против. Но…ниточка за иголочкой, а жена за мужем… С 1992 г. мы в Дружковке. Благодаря отзывчивости председателя горисполкома Г.Г. Пронина и директора машзавода Е.С. Константинова мы получили трёхкомнатную квартиру». О судьбе сына героя-подпольщика написала 2 апреля 2010 года газета «Дружковский рабочий».Так сложилось: в Дружковке 28 февраля 1942 г. погиб Павел Гребенюк. Валерий Павлович, его сын, никогда не пользовался привилегиями, нигде не прикрывался именем отца. Жил в нашем городе незаметно и скромно. Родился он 1 января 1941 г. в Донецкой области. И умер в Дружковке 10 июня 2007 г.

ПОИСКОВАЯ  ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДРУЖКОВСКОГО  МУЗЕЯ

   Дружковский историко-художественный музей хранит много интересной информации о нашем героическом прошлом. Уже почти закончена работа над короткометражным фильмом-рассказом «Группа Павла Гребенюка», рассказывающем о страшных днях гитлеровской оккупации и о борьбе с фашизмом. Сотрудники музея скоро будут готовы показать этот 25-минутный кинопроект как школьникам, так и взрослым посетителям музея.

  Проводится поисковая работа. Совсем недавно мною в Интернете найдена в очень хорошем качестве фотография. Я наткнулся на неё неожиданно, когда искал фактический материал о партизанах и подпольщиках Донецкой области. Такого фото нет в музеях нашего города. Оно представлено с двух сторон. С тыльной стороны чернилами написано: «фотографировались в г. Дружковке Сталинской обл. УССР. 1941.

   Дулева Сарра, Харченко Геннадий, Ожегов Анатолий, Гальцева Зоя. 1941».

   Молодые люди одеты по-летнему, со вкусом. У Ожегова, смотрящего на зрителя, смелый, дерзкий взгляд и вьющиеся ухоженные волосы. У Харченко можно прочесть на лице уверенное спокойствие. Он смотрит не на зрителя, а куда-то вдаль. Войны на их земле ещё нет. Но военные действия уже ведутся в Европе. Они ещё не знают, что это последнее в их жизни  лето. Но этим ли мальчикам бояться фашистов? Девушки, скорее, их школьные подруги, а возможно, тоже были причастны к подполью. Поживем – узнаем.  Ещё много неизвестного и ненайденного.

Константин БЛОШЕНКО, научный сотрудник Дружковского историко-художественного музея

(1 vote)